Меню:

    Стратегическая обстановка в Средиземноморье в течение всей "странной войны" (3.09.1939 г. - 10.05.1940 г.) не внушала беспокойства британскому Адмиралтейству. Однако эта иллюзия улетучилась, как только в результате германского блицкрига Франция скоропостижно признала свое поражение. Подписание Петэном перемирия, по которому все военные корабли должны были "собраться в портах приписки для пересчета и разоружения под германским или итальянским контролем", открывало прямую дорогу к захвату четвертого в мире флота немцами. Появление этой силы во главе с новейшими линкорами "Дюнкерк", "Страсбург" и "Ришелье" под флагом кригсмарине на морских коммуникациях поставило бы Британскую империю на грань катастрофы. Однако французские моряки отнюдь не собирались сотрудничать с оккупантами. 24 июня 1940 г. морской министр Франции адмирал К. Дарлан разослал своим подчиненным тайный приказ:

    "... принять специальные секретные меры, чтобы не допустить захвата кораблей силой любым противником или иностранным государством. В любом случае они не должны целыми попасть в руки противника".

    Англичане знали о намерениях Дарлана, но объятое паникой Адмиралтейство уже рассматривало флот вчерашнего союзника только как мишень для лихорадочно разрабатываемой операции "Катапульта".



    Основные силы французов на Средиземном море базировались в портах Северной Африки: в Мерс-эль-Кебире - отряд адмирала М. Жансуля (4 линкора, 6 лидеров, авиатранспорт и др.), в Алжире (8 крейсеров) и в Оране (свыше 50 эсминцев, сторожевиков и тральщиков). Согласно условиям перемирия, на кораблях шла подготовка к разоружению и частичной демобилизации команд. 3 июля в 7 часов утра на траверз Мерс-эль-Кебира прибыло британское соединение "Н" (эйч) под флагом вицеадмирала Сомервилла (линейный крейсер "Худ", линкоры "Вэлиант" и "Резолюшн", авианосец "Арк Ройал", 2 крейсера и 11 эсминцев). Командир соединения получил четкий приказ: "Французские корабли должны либо принять наши условия, либо потопить себя, либо быть потопленными вами до наступления темноты". Французам был предъявлен ультиматум. Переговоры длились весь день. Жансуль ультиматум отверг, и в 16 ч 56 мин Сомервилл открыл огонь, который корректировался одним из "Суордфишей" 820-й эскадрильи, базировавшейся на "Арк Ройале".

    Через 10 минут все было кончено. Вышел из боя, получив три прямых попадания, флагманский линкор Жансуля "Дюнкерк". Взорвался пораженный в пороховой погреб линкор "Бретань", а другой - "Прованс", объятый пламенем, выбросился на берег. У лидера "Могадор" оторвало корму... Англичане потерь не имели. Зачехлив орудия и прикрывшись дымовой завесой, соединение "Н" легло на обратный курс в Гибралтар.

    Только линкору "Страсбург" удалось выскользнуть из-под обстрела невредимым. Отбросив английский заслон, он вместе с 5 лидерами вышел в открытое море и направился в Тулон. У мыса Канастель к отряду присоединились еще 6 эсминцев из Орана. Через несколько минут сигнальщики доложили, что в море к северо-западу обнаружен противник.

     Авианосец "Арк Ройал", согласно диспозиции Сомервилла, рейдировал под эскортом эсминцев в 15 милях от берега, находясь в постоянной готовности нанести удар по французам или прикрыть свои корабли от ответного налета. Боевой вылет произвела пятерка "Суордфишей" в 12 ч 30 мин, сбросив в фарватере Мерсэль-Кебира 5 магнитных мин. В 17.10 на авианосце получили приказ флагмана о следовании на базу и уже начали готовиться к повороту, как вдруг "Арк Ройал" оказался буквально лицом к лицу с французским линкором. Но командир "Страсбурга" капитан I ранга Луи Коллине не воспользовался прекрасным шансом отомстить вероломным англичанам (расстрелять практически беззащитный авианосец было делом нескольких минут) и продолжил движение своим курсом. Командир же "Арк Ройала" не только доложил флагману о прорыве, но и решился нанести удар сам, благо его главное оружие - палубные торпедоносцы-бомбардировщики - с самого утра было наготове. В 17.45 шестерка "Суордфишей" из 818-й АЭ атаковала линкор. Но ни одна из сброшенных 227-кг бомб цели не достигла. Французские же зенитчики оказались на высоте, сбив два самолета.

     Тем временем спохватившийся Сомервилл бросился в погоню на линейном крейсере "Худ" - единственном корабле своего соединения, не уступавшем "Страсбургу" в скорости. Но через полтора часа он понял, что не сможет догнать стремительно уходящего француза. Последней надеждой задержать его оставались самолеты "Арк Ройала". В 19.43 шестерка "Суордфишей" из 818-й АЭ в сгущающихся сумерках произвела с интервалом в шесть минут две атаки. Но первое в истории боевое столкновение палубных торпедоносцев с линкором закончилось не в их пользу. Из-за плотного зенитного огня пилоты сбросили торпеды с довольно большой дистанции (около 1000 м), и командир "Страсбурга", благодаря своевременным докладам с эсминца "Пурсьювант", смог уклониться от них. Сброшенная с последнего самолета торпеда прошла в 25 метрах за кормой линкора, и это был лучший результат. Все "Суордфиши" вернулись на авианосец, где пилоты объяснили свою неудачу плохой работой неконтактных магнитных взрывателей. Из-за наступившей ночи погоню пришлось прекратить, и французы благополучно достигли Тулона.

    В тот день с находившегося недалеко от Мерс-эль-Кебира аэродрома Оран-ляСенья поднимались истребители Dewoitin D.520 авиагрупп GC II/3 и GC III/3. Однако они лишь обеспечивали прикрытие самой авиабазы и англичан не атаковали. А в ночь с 4 на 5 июля французские бомбардировщики Glenn-Martin 167 отбомбились, правда, безрезультатно, по силам Королевских ВМС в Гибралтаре.

    Вскоре Сомервилл решил добить раненый "Дюнкерк". Однако теперь линкор хоть и был неподвижен, но находился в глубине мелководного рейда и был прикрыт с моря конфигурацией берега. После долгих дебатов англичане пришли к выводу, что удар по нему следует нанести торпедоносцам "Арк Ройала". Штабу палубной авиагруппы удалось в очень сжатые сроки разработать тщательный план действий. Он предусматривал атаку разных бортов линкора тремя последовательными волнами: шесть самолетов в первой волне и по три в двух последующих. Для внезапности все группы должны были подходить к гавани на минимальной высоте с разных направлений. Двум последним волнам выделялось прикрытие - по три пикирующих бомбардировщика Блекберн "Скьюа". Подобный выбор объясняется просто - ничего более подходящего на "Арк Ройале" не было. Поскольку при столкновении с истребителями противника у "Скьюа" имелись ничтожные шансы на успех, их пилотам предстояло прикрывать "Суордфиши" буквально своими телами, тешась скромной надеждой отстреляться из турельных "Браунингов". Для сброса торпед на мелководье их рулевые машинки отрегулировали на глубину 4 м и скорость 27 узлов, а летчики получили рекомендацию производить торпедометание с бреющего полета на минимальной скорости. Вместо раскритикованных магнитных взрывателей решили использовать проверенные контактные. Начало операции было назначено на раннее утро 6 июля, в связи с чем план получил символическое название "Восход" (Sunrise). В случае неудачи предусматривался артиллерийский удар главным калибром "Худа" и "Вэлианта".

    Внезапная атака имела все шансы на успех. После бойни 3 июля французы больше не ожидали нападения. Постоянное движение вокруг "Дюнкерка" сторожевых и спасательных судов, производивших ремонтные работы, не позволяло развернуть противоторпедные сети и боновые заграждения. К тому же, по приказу Жансуля с линкора была эвакуирована большая часть экипажа, в т. ч. и расчеты зенитных орудий.

    Задачи ПВО базы, помимо D.520 с Оранля-Сенья, возлагались на 42 истребителя с аэродрома Сен-Дени-дю-Сиг: помимо колониальной эскадрильи GC 1/10 на MS.406, там базировались GC 1/5 и GC 11/5, прибывшие 22 июня из Каркассона. Эти части располагали вполне современными Кертисс "Хок-75" и имели в своем составе таких знаменитых асов, как Марен ля Месли (16/4 победы в войне над Францией), Мишель Доран (14/3), Жан Ассар (12/4), Леон Вуллемэн (9/5) и др. Однако их матчасть была порядком изношена как активным участием в боях, так и продолжительными перелетами во время эвакуации (за две недели отступления части сменили четыре аэродрома, перебравшись с севера Франции в Алжир). Сказывались также нехватка запчастей и жаркий африканский климат. Не на самом высоком уровне было и моральное состояние пилотов.

     В 5 ч 20 мин с палубы "Арк Ройала", находившегося в 90 милях к северо-западу от Орана, взлетели шесть "Суордфишей" 820-й АЭ, составлявших первую волну. Группу вел лейтенант-коммандер Ходкинсон. Через час торпедоносцы снизились до 20 м, зашли со стороны восходящего солнца и появились над волноломом Мерс-эль-Кебира. Их целью был правый борт "Дюнкерка", который они атаковали с 700-800 м. Но из пяти торпед одна не отделилась от самолета, две затонули, а две взорвались, попав в мол гавани Сент-Андрэ: пилоты поспешили сбросить их, не успев закончить вираж и лечь на боевой курс.

     10 минут спустя прибыли самолеты второй волны. На этот раз три "Суордфиша" 810-й эскадрильи сопровождали три "Скьюа" 803-й АЭ. Группа должна была наносить удар в левый борт "Дюнкерка", но моряки линкора "Прованс" первыми обнаружили самолеты и открыли столь плотный зенитный огонь, что лидер группы коммандер Ньюсон отвернул и, заложив широкий вираж, лег на тот же курс, что и торпедоносцы первой волны. И на этот раз одна торпеда не покинула носитель. Другая попала в сторожевик "ТерНев", который спешил отойти от линкора. Взрыв разломил пополам маленький кораблик (859 брт) и в считанные секунды отправил на дно вместе с 42 глубинными бомбами на борту. Через несколько минут раздался ужасающий грохот - сдетонировал смертоносный груз затонувшего сторожевика. Взрыв 1,4 т тротила потряс "Дюнкерк". Борт в районе башни главного калибра ¦ 2 был буквально взломан на протяжении свыше 30 м. Броневые плиты главного пояса оказались смещены и деформированы. Одна из них была заброшена на палубу, убив там нескольких матросов. Внутрь корпуса быстро поступала вода, смешиваясь с топливом из разбитых цистерн. Корабль сильно осел носом и получил дифферент на правый борт. Только предусмотрительность Жансуля, заранее посадившего линкор на мель спасла "Дюнкерк" от опрокидывания.

    В этот момент (в 6 ч 50 мин) со стороны форта Сантон на корабли вышла третья волна самолетов из тех же эскадрилий. Звено "Суордфишей", которым командовал л-т Годфри-Фосс, снизилось до бреющего полета и сбросило торпеды в 600 м от левого борта "Дюнкерка". Одна из них попала в цель, но - увы! - не взорвалась. Другая поразила буксир "Эстерель". Третья ушла в сторону и затонула. 
 

    Французские истребители прибыли к месту трагедии только после появления второй волны атакующих. Сказались внезапность налета и традиционная несогласованность действий между флотом и ВВС. Подчиненные м-ра Гюгэ из дежурной эскадрильи GC 11/5 попытались перехватить торпедоносцы, но "Скьюа" приняли удар на себя. Англичане потеряли два пикировщика. Несколько позже подоспели "Мораны" из GC 1/10. Они вступили в бой с третьей волной нападавших, но результатов не добились.

    Англичане отмечали в своих докладах, что французские летчики атаковали весьма нерешительно. По-видимому, большую роль сыграло подавленное моральное состояние авиаторов Armee I'Air. Ведь буквально накануне - 5 июля - чешские добровольцы покинули французские ВВС и отправились через Касабланку в Гибралтар, чтобы в составе RAF продолжить войну с фашизмом. Большинство французских пилотов страстно желали последовать их примеру. Тем не менее, на отходе соединение английских кораблей было обстреляно из пулеметов французскими истребителями, что, естественно, не могло нанести кораблям никакого вреда.

    История операции "Восход" и поныне оставляет немало вопросов. Хотя запланированный результат был достигнут - "Дюнкерк" простоял в ремонте более года - причиной тому, вопреки победной реляции Сомервилла, оказалось не искусство пилотов, а лишь стечение обстоятельств. Атакуя как на учениях неподвижный корабль, "Суордфиши" попали в цель только одной торпедой из одиннадцати, но и она не сработала. Отказали еще четыре торпеды. Командование проводило следствие по факту отказов и, якобы, установило, что причиной их был саботаж механиков. Однако более вероятной причиной неполадок представляется небрежность в хранении и эксплуатации торпед, а шумиха вокруг саботажа понадобилась, чтобы скрыть истинных виновников.

    Другая загадка - причина взрыва глубинных бомб на "Тер-Нев". Практически все источники указывают, что бомбы не имели детонаторов, и торпеда не была непосредственной причиной их взрыва, т. к. между гибелью "ТерНев" и взрывом, повредившим "Дюнкерк", прошло некоторое время. Возможно, в какой-то бомбе был детонатор, установленный на малую глубину, а возможно, взрыв вызвало смещение артиллерийского боезапаса сторожевика. Существует версия, что причиной взрыва стало попадание в корму затонувшего "Тер-Нев" торпеды, выпущенной самолетом третьей волны, которая из-за неисправного руля глубины поднырнула под линкор. Однако она представляется маловероятной: "Дюнкерк" сидел на мели 30-ю метрами центральной части корпуса, и вряд ли торпеда могла поднырнуть под него. Кроме того, о большом взрыве у правого борта линкора доложили пилоты второй волны.

    Но вернемся в 1940 г. Всего через два дня после вышеописанных событий палубные торпедоносцы вновь сказали свое слово в споре за господство на морях. Согласно плану Адмиралтейства, французские корабли в Дакаре (Сенегал) тоже подлежали нейтрализации, в т. ч. линкор "Ришелье", только что закончивший ходовые испытания. Еще не все механизмы корабля были смонтированы, но часть артиллерии уже могла вести огонь. К тому же, французы постарались погрузить на линкор все необходимое, чтобы закончить работы при первой же возможности. В Дакаре находились еще 3 крейсера, 3 лидера эсминцев и 7 подводных лодок. "Ришелье" поставили на внешнем рейде, чтобы иметь возможность маневра на случай атаки. Для защиты от торпед вокруг разместили пять транспортов и развернули противоторпедные сети.

    Тем временем из Фритауна (британская Сьерра-Леоне) вышли авианосец "Гермес", крейсеры "Австралия" и "Дорсетшир" и шлюп "Милфорд". Руководство операцией было возложено на командира "Гермеса" кэптена Онслоу. 7 июля рано утром соединение прибыло к Дакару, и Онслоу послал с капитаном "Милфорда" ультиматум, подобный тому, который получили французские моряки в Мерс-эль-Кебире. Одновременно с этим палубные разведчики взяли "Ришелье" под постоянное наблюдение. Но главнокомандующий во французской Западной Африке адмирал Плансон приказал "Милфорд" в порт не пускать и приготовиться к бою.

    Не получив ответа, англичане приступили к осуществлению своего плана. Так как Адмиралтейство не смогло выделить тяжелых кораблей, а артиллерийской мощи крейсеров было недостаточно, пришлось действовать иными методами. В ночь с 7 на 8 июля в порт проник выкрашенный в черный цвет катер под командой лейтенанта-коммандера Бристоу. Диверсанты сбросили под кормой "Ришелье" шесть глубинных бомб и, воспользовавшись темнотой, благополучно выскользнули из гавани. Но взрывов не последовало. Детонаторы не сработали, вероятно, из-за недостаточной глубины рейда.

    Два часа спустя в 20 милях к западу от мыса Мануэль с палубы "Гермеса" стартовали шесть "Суордфишей" из 814-й АЭ. Самолеты несли торпеды как с контактными, так и с магнитными взрывателями. Воздушные стрелки остались на корабле - авиационного противодействия не ожидалось. В 5.00 торпедоносцы прошли над островом Гори у входа в Дакарскую гавань. Лихо развернувшись над внутренним боновым заграждением, они ринулись в атаку. Французские зенитчики открыли огонь, но было поздно. Мощный взрыв буквально подбросил корабль. Одна из торпед с магнитным взрывателем прошла под килем линкора и сработала возле гребных валов правого борта, вызвав, очевидно, детонацию одной или двух глубинных бомб. Образовалась пробоина площадью около 40 кв.м, деформировались гребные валы (один оказался заклинен совсем) и элементы силового набора корабля, разрушились вентиляционные установки, были разбиты топливные цистерны, выведены из строя электромоторы башен главного калибра и рулевого привода, дальномеры, сорвана главная радиоантенна. Корабль принял 1500 т воды, поступление которой удалось остановить только через 2 дня. Отсутствие в Дакаре соответствующей ремонтной базы не позволяло исправить полученные повреждения, и более года линкор простоял неподвижно, используемый только как плавучая батарея. "Суордфиши" без потерь вернулись на "Гермес". В тот же день Онслоу послал в Дакар радиограмму, достойную истинного джентльмена: "Искренне надеюсь, что атака, которую, к моему огорчению, я вынужден был предпринять, не повлекла за собой жертв среди ваших экипажей".

    Итак, ничего не страшась, Британия покончила с флотом вчерашнего союзника, укрепив свой пошатнувшийся трон Владычицы морей.