Меню:

Российская авиация в Чечне

Подковерная бомбардировка

Российские войска продолжают успешное продвижение в глубь Чечни. В отличие от первой чеченской войны армия не несет тяжелых потерь и пользуется поддержкой общественного мнения. При этом воюют те же генералы, те же собранные по всей стране части и даже тем же оружием. Что же изменилось за три с небольшим года? Почти ничего - и очень многое. Российские военные наконец поняли то, что обязаны были понять уже давно,- главной ударной силой в современной войне являются не стратегические ракеты и не танковые колонны, а авиация. И результат не заставил себя ждать.

В любом издании, анализирующем особенности ведения современных войн, можно прочитать, что после второй мировой войны авиация играла важную роль практически во всех локальных войнах. Помимо борьбы с самолетами противника на нее возлагались задачи непосредственной поддержки сухопутных войск, изоляции районов боевых действий, ведения воздушной разведки. Все это, конечно, хорошо знали советские военачальники. Именно поэтому союзники СССР (вроде Северной Кореи, Египта, Вьетнама), оказывавшиеся "на переднем крае борьбы с мировым империализмом", в первую очередь получали от Москвы самолеты и средства противовоздушной обороны, причем зачастую вместе с экипажами и боевыми расчетами. В начале 90-х стало ясно, что авиация превратилась из просто важного в главный инструмент войны. В ходе войны 1991 года в зоне Персидского залива многонациональные силы одержали победу над довольно сильным в военном отношении Ираком фактически только благодаря действиям авиации: после 43-дневной авиаподготовки наземная операция заняла всего пять дней. Примечательно, что вся иракская война вошла в массовое сознание под названием "Буря в пустыне", хотя такое наименование было дано только воздушной операции многонациональных сил. А ведь помимо "Бури в пустыне" были еще полугодичная подготовительная операция "Щит пустыни" и пятидневная воздушно-наземная операция "Меч пустыни". К началу первой чеченской войны российские военные академии уже успели и обобщить, и проанализировать этот опыт. Выводы были однозначны: следует существенно пересмотреть сложившиеся взгляды на стратегию, оперативное искусство и тактику, внести решительные изменения в оперативно-тактические концепции современных армий. Но российская армия продолжала готовиться даже не к прошлой - афганской, а к позапрошлой - второй мировой войне. ("В Афганистане мы не воевали, мы оказывали помощь",- любят повторять отечественные военачальники.) Впрочем, и в Чечне никто всерьез воевать не собирался. Тогдашний министр обороны Павел Грачев был готов решить проблему одним парашютно-десантным полком, а директор Федеральной службы контрразведки Сергей Степашин вообще уверял, что мирное население Ичкерии встретит войска чуть ли не хлебом-солью.

Авиаподготовка перед вводом войск в Чечню свелась к уничтожению чеченской авиации на аэродромах и нескольким ударам по укрепрайонам дудаевцев. При этом российские власти стыдливо открещивались от собственных самолетов. Тот же Грачев на "голубом глазу" уверял журналистов, что он не знает, какие такие самолеты бомбят Чечню. Началась же наземная операция российских войск в самое неблагоприятное время с точки зрения метеоусловий: в ноябре-декабре чеченское небо всегда затянуто плотным туманом или низкими снежными облаками, и летчики порой просто физически не могли ничем помочь сухопутчикам. Расплачиваться за это пришлось воевавшим на земле солдатам и офицерам. Расплачиваться своими жизнями. Причем, даже когда уже стало ясно, что из-за отсутствия поддержки с воздуха войска несут и будут нести тяжелые потери, федеральное командование далеко не всегда решалось на применение штурмовиков и бомбардировщиков для нанесения превентивных ударов по боевикам. В значительной степени ответственность за это несет политическое руководство страны: именно политики заставляли военных отказываться от авианалетов и не подвергать опасности мирное население. Но и это не снимает вины с военных и прежде всего с руководителей Минобороны и Генштаба. Получив приказ о начале военной кампании в Чечне, они должны были действовать, исходя прежде всего из соображений военной, а не политической целесообразности. Тем временем войска НАТО в Югославии еще раз подтвердили необратимость происшедших изменений - Североатлантический альянс достиг поставленных целей военным путем, вообще не прибегая к использованию сухопутных сил. Теперь многие ошибки первой чеченской войны наконец учли и российские военные. Порядка 70% всех боевых задач в Дагестане и Чечне решается авиацией. Выдвижение наземных сил происходит только после массированной огневой обработки позиций противника, причем ведется подавление заранее выявленных всеми видами разведки (в том числе и воздушной) целей. Авиация препятствует поступлению подкрепления противника, подвозу боеприпасов, продовольствия, а также отходу боевиков. Бомбардировщики работают по базам, скоплениям бандитов и техники сначала с дальних подступов. Штурмовики обеспечивают непосредственную поддержку войск на поле боя. Сейчас в Чечне они попросту не дают возможности группам боевиков сближаться с сухопутными войсками на дальность ведения стрельбы из имеющегося у них стрелкового оружия. В то же время нанесение ударов по дорогам, мостам и перевалам лишает мобильные группы боевиков их главного козыря - свободы маневра. В выборе средств военные не стесняются - широко используются все виды авиационных боеприпасов (включая пушечные установки), высокоточное оружие, обычные бомбы, неуправляемые реактивные снаряды и даже обладающие колоссальной поражающей силой объемно-детонирующие авиабомбы, которые во время первой войны руководство страны запрещало применять из-за их "негуманности". Разумеется, активное применение авиации автоматически влечет за собой увеличение жертв среди мирного населения. Иначе на войне просто не бывает. Даже самые современные и совершенные американские ракеты и управляемые бомбы в Косово попадали и в жилые дома, и в автобусы с беженцами. Но об этом нужно было думать до того, как начинать войну.

Когда армия применяет авиацию, гибнет мирное население. Когда армия ее не применяет, гибнет армия

Зачистка с воздуха

В разгар первой чеченской войны тогдашний министр обороны Павел Грачев заявил, что в военных училищах и академиях его подчиненные не будут изучать опыт войны на Северном Кавказе, потому что это "ненастоящая война". По просьбе "Власти" известный исследователь военной авиации Александр Яворский проанализировал действия российских ВВС в ходе обеих войн в Чечне.

Воздушная мощь Чечни После ухода в 1992 году российских войск из Чечни на ее аэродромах было оставлено 265 самолетов, которые могли использоваться в боевых действиях: 260 чешских учебно-боевых L-29 "Дельфин" и L-39 "Альбатрос" (каждый из которых мог нести два блока неуправляемых реактивных снарядов или до 250 кг бомбовой нагрузки) и пять истребителей - три МиГ-17 и два МиГ-15. Самолеты базировались на аэродромах Северный (Грозный), Ханкала и Калиновская. Генерал-майор советских ВВС Джохар Дудаев возлагал на свою авиацию большие надежды. В случае войны с Россией Дудаев собирался использовать авиацию не только против российских войск. Президент Чечни планировал нанести удары по атомным электростанциям и химическим заводам на территории России. Поэтому первой задачей российских ВВС в Чечне стало уничтожение чеченской авиации. К 29 ноября 1994 года на нескольких аэродромах Северо-Кавказского военного округа было сосредоточено около 140 боевых самолетов, включая истребители-бомбардировщики Су-17М, фронтовые бомбардировщики Су-24М и штурмовики Су-25. Рано утром 1 декабря Су-25 нанесли первый удар неуправляемыми снарядами и авиабомбами по Калиновской и Ханкале. Во второй половине дня на Северном были уничтожены все остальные чеченские самолеты, включая личный самолет Дудаева. Российские ВВС не потеряли ни одной машины.

Бункер Дудаева Однако с первых же дней наступления федеральные войска столкнулись с хорошо организованной обороной дудаевцев. Чеченцы размещали свои средства ПВО на подвижной базе, что значительно затрудняло их поиск и уничтожение. Так, стационарные зенитные установки ЗУ-23 устанавливались на "КамАЗы", крупнокалиберные пулеметы ДШК - на джипы "Чероки", "Тойота" и УАЗ-469. Всего же чеченцы к началу боевых действий располагали 40 мобильными ЗУ-23, более 80 установками с ДШК и 20 самоходными ЗСУ-23-4 "Шилка". На вооружении чеченцев были и переносные зенитные ракетные комплексы (ПЗРК) - как отечественные "Стрела-3" и "Игла-1", так и американские "Стингеры". Но широкого применения эти наиболее опасные для самолетов комплексы не получили. Приобретенный в Афганистане опыт позволил летчикам избегать поражения ПЗРК. Кроме того, боевики оказались не готовы к применению этого сложного оружия. 21 декабря российская авиация установила полный контроль над воздушным пространством Чечни. Вслед за этим российская авиация начала методично уничтожать боевиков и военные объекты противника, хотя сложные метеоусловия ограничивали ее возможности (за весь декабрь выдалось всего два солнечных дня). Наиболее значительный успех российской авиации - уничтожение в январе 1995 года главного штаба дудаевских формирований, расположенного в бывшем здании грозненского обкома КПСС - так называемого президентского дворца. Обстрел артиллерийско-минометным огнем этого превращенного в мощный опорный пункт здания (с подземным переходом, связывающим один из корпусов с бункером Дудаева) желаемого результата не давал. 17-18 января Су-25 нанесли по "дворцу Дудаева" несколько ударов неуправляемыми снарядами и бетонобойными бомбами БЕТАБ-500. Только в подземельях погибли не менее 130 боевиков. После этого сопротивление чеченцев было сломлено, боевики покинули здание, а вскоре начали отход из центра Грозного.

Наших сбивают Еще 24 декабря Борис Ельцин запретил бомбардировки Грозного. Воздушные удары продолжались только за пределами города (использовались бомбардировщики дальней авиации Ту-22М3, которые бомбили места скопления дудаевцев в районах Аргуна, Гудермеса и Шали). Запрет на бомбардировки Грозного привел к тому, что пошедшие на штурм чеченской столицы войска остались без поддержки с воздуха и понесли тяжелейшие потери. Штурмовики и бомбардировщики снова начали применяться (и то ограниченно) по целям в Грозном только с 3 января. Правда, из-за ошибок в целеуказании и неожиданных изменений обстановки снаряды и бомбы иногда поражали здания, уже занятые российскими войсками. Первую потерю российские ВВС понесли 3 февраля. Бомбардировщик Су-24, летевший на малой высоте в плотном тумане, врезался в гору в районе станицы Червленная. Экипаж погиб. Причиной катастрофы стал отказ навигационной системы самолета. На следующий день во время атаки опорного пункта боевиков южнее Чечен-Аула огнем зенитной установки "Шилка" был сбит штурмовик Су-25. Летчик катапультировался, но, по имеющимся данным, был убит боевиками после приземления. Неудачный опыт взятия Грозного не заставил российских военных сделать надлежащие выводы. В конце марта одно из наиболее укрепленных чеченских селений Шали войска брали без поддержки авиации. В середине апреля федеральные силы также без поддержки с воздуха начали операцию по взятию Бамута. И только натолкнувшись на ожесточенное сопротивление и понеся тяжелые потери, войска прибегли к помощи авиации. В преддверии праздников 1 мая и 50-летия Победы Борис Ельцин объявил мораторий на применение военной силы в Чечне с 28 апреля по 12 мая. В этот "мирный" период, 5 мая, был потерян еще один штурмовик Су-25. По самолету со склона горы был открыт огонь из пулемета ДШК. Пули пробили небронированное боковое стекло кабины, летчик погиб, а самолет врезался в гору.

Оружие возмездия Активные боевые действия возобновились в середине мая. После взятия Ведено 3 июня дудаевцы полностью утратили единое командование и управление боевыми формированиями, а также окончательно лишились тяжелой бронетехники. 14 июня федеральные войска взяли Шатой, после чего организованное сопротивление боевиков было сломлено. Оставалось уничтожить или разоружить рассеянные по горам банды. Однако, когда 14 июня отряд Шамиля Басаева захватил Буденновск, начались мирные переговоры. По сути, война на этом закончилась. Вплоть до захвата боевиками Грозного в августе 1996 года в Чечне происходили лишь локальные столкновения федеральных войск с боевиками. За семь месяцев боевых действий российские ВВС выполнили 5300 самолето-вылетов для нанесения бомбоштурмовых ударов. По данным главного штаба ВВС, были уничтожены и подавлены более 500 опорных пунктов, баз и мест сосредоточения боевиков, практически вся их бронетехника, около 60 складов вооружения и боеприпасов, разрушено девять мостов, заминировано около 300 участков дорог и местности. Помимо трех потерянных самолетов еще 24 получили повреждения, но смогли вернуться на базы. После июня 1995 года российские ВВС провели еще одну операцию, детали которой до сих пор держатся в секрете. Речь идет об уничтожении Джохара Дудаева. "Оружием возмездия", предположительно, стала ракета Х-58, обладающая большой дальностью пуска (более 120 км) и мощной боевой частью фугасного типа. По всей вероятности, головка самонаведения ракеты была настроена на частоту мобильного телефона Дудаева. Ракета, скорее всего, была пущена с бомбардировщика Су-24М. В ночь с 21 на 22 апреля 1996 года в районе селения Рошни-Чу Дудаев был убит.

Взрывы в пещерах События 1999 года показали, что за прошедшее с первой чеченской войны время российское военное командование сделало определенные выводы. И хотя сначала военные не решались применять штурмовики и бомбардировщики по дагестанским селам, занятым боевиками, после первых же кровопролитных боев министр обороны Игорь Сергеев дал санкцию на использование авиации. А на специальном заседании Совета безопасности было принято решение обеспечить ВВС всем необходимыми - и в первую очередь топливом (в 1999 году потребности ВВС в керосине удовлетворялись всего на 17%). 10 августа главком ВВС Анатолий Корнуков объявил: "Боевая ситуация в Дагестане была переломлена исключительно благодаря действиям штурмовой авиации". А уже через несколько дней российские самолеты приступили к подготовке ввода войск в Чечню. Ежедневно российские ВВС совершали до 100 самолето-вылетов (всего за три месяца войны штурмовики и бомбардировщики совершили около 3000 боевых вылетов). Полуторамесячная авиаподготовка позволила федеральным силам быстро и без больших потерь занять не только северные районы Чечни, но и взять боевиков в кольцо. Причем на этот раз широко использовались боеприпасы с точным наведением (корректируемые авиабомбы, управляемые ракеты), что должно было уменьшить разрушения гражданских объектов. Российские летчики впервые применили в Чечне объемно-детонирующие авиабомбы (при встрече с препятствием сначала происходит распыление жидкого топлива, образующего в воздухе огромное облако, которое затем подрывается), например, против укрытий и складов боевиков, устроенных в пещерах. Почему самолеты не летают Состав российской авиагруппировки по сравнению с первой чеченской войной почти не изменился. Не применяются истребители-бомбардировщики Су-17М, которые сняты с вооружения, и пока не вводились в бой бомбардировщики Ту-22М. Основная боевая нагрузка лежит на фронтовых бомбардировщиках Су-24М и штурмовиках Су-25. Радиотехническая, воздушная и фоторазведка ведется самолетами МиГ-25РБ, Су-24МР, для выполнения фоторазведки привлекаются самолеты Ан-30Б. Схожими остались и проблемы. По признанию главкома ВВС Анатолия Корнукова, в 1998 году средний годовой налет на одного летчика составил 21 час при планировавшихся 28 часах. При этом научно обоснованная норма годового налета - не менее 80 часов. А в странах НАТО средний годовой налет на одного боевого летчика составляет 120-180 часов. В целом российская авиация пока успешно решает поставленные задачи. Правда, это происходит при слабой системе ПВО противника, который пока массово не применяет переносные зенитные ракетные комплексы и скорострельные ствольные артиллерийские системы. По имеющимся у федерального командования разведданным, в середине октября в пригороде Герата (Афганистан) состоялось совещание с участием делегации чеченцев во главе с братом Шамиля Басаева Ширвани, представителями ваххабитских общин Татарии, ваххабитов из Ферганской долины (Узбекистан и Киргизия), руководства движения "Талибан" и представителей пакистанских спецслужб. Обсуждалась возможность организации военных поставок в Чечню, в том числе закупка боевиками 10 "Стингеров", поставленных США афганским моджахедам еще в 1981-1984 годах. Не исключено, что боевики приберегают имеющиеся у них ПЗРК до более ответственных фаз войны. До сих пор в ходе боевых действий были отмечены только единичные пуски ракет переносных зенитных комплексов. Тем не менее с начала августа российские ВВС уже потеряли на Северном Кавказе три самолета - два Су-25 и один Су-24М. Один Су-25 разбился в Дагестане 9 сентября - в Кадарской зоне в районе Буйнакска. Причиной аварии стала утечка топлива. Летчик был вынужден покинуть машину. Несмотря на приземление летчика в расположении боевиков, службы спасения сработали эффективно, и через 12 минут летчик уже был на борту спасательного вертолета. Другой Су-25 был потерян 3 октября в результате столкновения с горой при полете на малой высоте, на которую он вынужден был выйти из-за низкой облачности. Летчик погиб. На следующий день, 4 октября, в районе Урус-Мартана ракетой переносного зенитного комплекса был сбит самолет-разведчик Су-24МР, который выполнял воздушную разведку на малой высоте. Один из членов экипажа погиб, второй был захвачен на земле в плен и затем, судя по распространенной потом боевиками видеозаписи, казнен. Бомбардировщик в тумане Между тем период благоприятных для действий авиации на территории Чечни и Дагестана погодных условий подходит к концу. По прогнозам Росгидромета, предстоящей зимой на Северном Кавказе температура воздуха ожидается в пределах нормы, а в отдельные месяцы даже выше многолетних значений, что в значительной степени повлияет на концентрацию туманов. В этих условиях смогут эффективно действовать только фронтовые бомбардировщики Су-24М и новый всепогодный вариант штурмовика Су-25Т, который способен вести боевые действия ночью и наносить точечные удары по разведанным целям с одного захода и без повреждения окружающих строений и поражения мирных жителей (на штурмовике установлен современный автоматический прицельно-навигационный комплекс "Шквал" с притивотанковым управляемым оружием "Вихрь"). Именно Су-25Т уничтожил, например, самолет Ан-2 на аэродроме в Грозном, станцию космической связи, ретранслятор, дом Басаева в горном районе Чечни, превращенный в мощное укрепление из железобетона. Однако Министерством обороны до сих пор закуплено всего восемь самолетов Су-25Т, из которых на Северный Кавказ переброшено четыре. К тому же не хватает подготовленных экипажей, способных эффективно использовать Су-25Т. Например, недостаточно используются возможности комплекса "Шквал". Он не применяется в качестве корректировщика и целеуказателя для артиллерийских систем с управляемыми снарядами (тем самым можно было бы значительно уменьшить потери корректировщиков огня, которые находятся вблизи линии фронта и подвергаются особой опасности), а также для ведения разведки - в том числе в городах.
          Легенды мировой авиации